Интервью 24 февраля 2023

Максим Малютин: когда шайба летит в меня на тренировке, могу прищуриться, но в игре – адреналин в организме, даже не думаешь о боли или дискомфорте

Голкипер «Витебска» ответил на вопросы болельщиков.

– Почему хоккей? Что для вас вообще значит этот вид спорта?

– Я родился в Ярославле, а в то время, когда мне и другим мальчишкам было по 7-8 лет, у нас была команда «Торпедо-Ярославль». Когда они играли, весь город был либо на стадионе, либо смотрел хоккей по телевизору, в том числе и я с родителями, поэтому все ребята хотели играть в хоккей. Мы играли во дворе, а потом у меня получилось попасть в СДЮШОР «Торпедо».

Сейчас хоккей – это основа моей жизни, он занимает большую часть времени.

– Думали ли вы, когда начинали заниматься хоккеем, что это станет основным занятием в жизни? И в каком возрасте пришли в хоккей? 

– По нынешним меркам это, наверное, уже поздно, но в то время все начинали около 7 лет, я пришел чуть позже – в 8. Конечно, я не думал тогда, что так выйдет. Мы были детьми со двора, которые просто хотели играть в хоккей, повсюду бегали с клюшками и шайбами. Сначала учились кататься на коньках, потом остальное, все шло постепенно – и вот уже хоккей становится частью твоей жизни. Потом наступает момент, когда в 15-16 лет нужно принять решение: идти дальше в профессиональный хоккей или уйти и заниматься чем-то другим.

– Почему номер 25? Сами выбирали?

– В моей карьере были и другие номера, но в молодежной сборной я играл под 25-м номером, потому что другого не было. Чемпионат для меня сложился довольно неплохо, поэтому решил поменять свой номер на 25-й. Как-то с супругой обсуждали номер 35, но я решил: пусть останется так, как есть. Не знаю почему, но мне нравится цифра «5».

– Почему именно вратарь, а не нападающий или защитник?

– Изначально, когда ты приходишь заниматься в детские секции по хоккею, ты идешь «в поле», а потом уже кто-то проявляет желание играть в воротах. Меня ставили в защиту, хотя я всегда хотел играть в центре, быть центральным, выигрывать вбрасывания. Тренер говорил, что видит во мне защитника. Я ему говорил: «Дайте хоть шанс, поставьте в 3-4-ю тройку», а он мне отвечает: «Нет, ты защитник первой пары» :) В какой-то момент у нашего вратаря перестало получаться приходить на тренировки, времени не хватало, и он сказал, что не будет больше заниматься. Так освободилась вратарская позиция, и я подошел к тренеру, попросил на следующей тренировке дать мне вратарскую форму. Первые пару дней, конечно, сложно было, но прикольно :) Во мне что-то «перещелкнуло», и я решил быть вратарем. В детстве ведь особо не думаешь о том, какие сложности и нюансы будут, поэтому я даже не сомневался в своем решении.

– На кого из вратарей ты равняешься? 

– Не то, чтобы равняюсь, но раньше я пристально следил за Кэри Прайсом. Есть много хороших вратарей, но для меня он - идеальный баланс спокойствия, техники и взрывной реакции. Мне доставляет большое удовольствие следить за его действиями, у него я могу почерпнуть что-то для себя. Надеюсь, он вернется в игру. Отмечу Василевского, он очень быстрый вратарь, будто с другой планеты, потому что иногда делает то, что просто необъяснимо и, казалось бы, нереально для выполнения.


– Вопрос на засыпку: сколько нужно времени для снятия вратарского обмундирования, чтобы сходить в уборную?

– Все зависит от степени надобности, при большом желании можно и за три минуты уложиться :)

– А надевать долго?

– Можно успеть за 8-10 минут, если торопиться. Обычно это занимает 15-20 минут.

– Что тебя мотивирует на матче?

– Меня мотивируют моя супруга, сын и родные люди. Если копнуть глубже, то я с детства не люблю проигрывать. Будь-то футбол во дворе или серьезный матч. Поэтому еще одна хорошая мотивация – это победа!


– Хорошо ли видны с вашей позиции ворота противника? Видно ли, когда шайба заброшена?

– Ворота видны хорошо, но бывают ситуации, когда игроки перекрывают друг друга, и невозможно разглядеть за ними, куда именно она попала. В принципе, хорошо просматривается, на зрение не жалуюсь.

– Страшно, когда шайба летит в тебя?

– Страха нет. Бывают на тренировках неприятные броски, когда попадает в ребра или в колено, пальцы. Но это часть нашей профессии, я к этому уже давно привык.

– Когда шайба летит в тебя, бывает такое, что ты закрываешь глаза?

– Разве что изредка на тренировке. И то, я скорее могу прищуриться, чем закрыть глаза полностью. В игре такого вообще не бывает, потому что на матче присутствует адреналин в организме, ты даже не думаешь о боли или дискомфорте. Если на тренировках получаешь неприятный бросок, то просто группируешься, как какая-нибудь черепашка :)

– Как сдерживаешь свои эмоции, когда команда забрасывает шайбу? Ведь нереально сдержаться…

– Это всегда положительный момент, но нельзя расплескивать свои эмоции. Для вратаря сохранение эмоций очень важно. Игра продолжается, концентрация должна сохраняться, поэтому лучше сдерживать себя, чтобы не потерять ее. Когда гол в овертайме, тогда уже другое дело, тут можно дать себе небольшую волю.

– Хотел бы быть тренером?

– Конечно, хотелось бы. Я к хоккею до сих пор не остыл, поэтому после завершения карьеры хочется остаться в нем.

– Каково работать под руководством тренерского штаба, с которым играл еще в фарм-клубе «Витебска»?

– Это интересно, потому что в свое время мы в фарме плечом к плечу сражались на льду друг за друга. Все мы профессионалы своего дела, поэтому субординацию тоже сохраняем. По крайней мере, на стадионе они – мое руководство. Каких-то особенных эмоций нет, все в штатном режиме.

– Помнишь свой дебют за основу «Витебска»? И какие были эмоции молодого паренька, приехавшего из Ярославля покорять Беларусь?

– Конечно, я помню этот матч! Глаза были по пять рублей :) Это был сезон-2005/06, мне было еще 16 лет. В сентябре основной вратарь получил травму, и меня молодого заявили, чтобы я съездил вторым вратарем на матч с «Керамином». И в первой же игре секунде на 19-й или 25-й Юрию Леонидовичу Ивашину серьезно попал в голову Алексей Денискин, если не ошибаюсь. У него очень приличный бросок был, что кистевой, что щелчок. И тут ребята на скамейке мне говорят: «Давай-давай, молодой, разминайся и выходи. Не стесняйся, мы поможем». Насколько помню, «Керамин» тогда был в лидерах, состав приличный у них. По белорусским меркам, как «Детройт» лучших времен :) После первого периода 1:1 было, а закончили вроде 1:6. Расстроился, думал, что подвел мужичков. Но все ко мне подъезжали и говорили: «Молодец, помог, держал нас в игре. Даже не думай расстраиваться!». Этот матч очень запомнился, не ожидал, что в 16 лет дебютирую во взрослом хоккее. Приехал в начале августа, зная, что тут хороший уровень чемпионата. Все по-русски говорят, никакой разницы, братский народ ведь. Только деньги другие, в магазин пошли, смотрим – цены доступные, думаем: «Красота!». Чистота и порядок в стране, ходили и кайфовали. Я рад, что так все сложилось.

– С какой парой защитников «Витебска» вам играется спокойнее, или, может, с пятеркой? 

– Интересный вопрос. Выделять никого не хочется, ведь «спокойно» в хоккее не бывает, это игра эмоций и заряженности. Нет такого, что кто-то выходит, и ты немножко расслабляешься. Нужно быть готовым ко всему. Вот даже неплохо на позиции защитника может сыграть Саня Левко. Я думаю, хорошая пара могла бы быть Левко – Юпатов :).


Источник: официальный сайт «Витебска»